Много нас, а он повис.