Эту книжку я прочитал еще по дороге из Санкт-Петербурга. И сейчас понял, что во всей круговерти событий, происходивших после, я совсем забыл написать о ней.

Что есть сумасшествие? Кого мы называем безумцами? Почему человек перестает видеть в жизни смысл, казалось бы, без явных на то причин? Все эти вопросы ставятся в книге. На некоторые из них автор дает ответы, другие же оставляет нам.

Это история о молодой девушке, решающей покончить жизнь самоубийством. Ей это почти удается, за тем исключением, что ее все-таки спасают, после чего кладут в психиатрическую лечебницу Виллете. Что же это: жизнь в клинике? А что если при этом ты знаешь, что жить тебе осталось не больше недели?

У каждого человека, живущего в Виллете своя жизнь, своя история сумасшествия. Кого-то туда заставили переехать насильно, кто-то пришел сам, по своей собственной воле. Неужели все их душевные болезни неизлечимы? Или же они просто не хотят возвращаться в тот “нормальный” мир, в котором живем мы с вами, “нормальные” люди? Что вообще такое, эта “нормальность”? Подъем в 6 часов утра, завтрак, поездка в транспорте, 9 часов на работе, еще поездка, ужин, телевизор, постель? Табу на некоторые темы для разговоров, которое общество установило для нас? “Правильное” выражение своих эмоций? (если быть точнее, их полное видимое отсутствие). А как же мечты? Как же наши желания? Любовь, страсть в конце концов? Это ли не безумие? Когда вся твоя жизнь переворачивается с ног на голову в один миг и уже перестает принадлежать тебе самому. Это не безумие?

Ответом на эти вопросы, пожалуй, является фраза, написанная Льюисом Кэроллом во всем известном произведении:

Все мы здесь не в своём уме – и ты, и я.

Мы все – безумцы. Кто-то больше, кто-то меньше. У кого-то это проявляется так, у кого-то иначе. Кто-то запирает себя в стенах, установленных обществом, кто-то вырастает до того, что эти стены становятся не более чем бордюром, который можно перешагнуть не задумываясь.

Только на то, чтобы понять это, найти ответы на свои вопросы, полюбить жизнь, человека, Веронике дано так немного времени. Всего какая-то неделя..